СМИ составили рейтинг самых «бессовестных» журналистов 90-х и нулевых

Автор: Вероника Фесенко
11 Дек 2020 16:30
Интернет-портал «Экономическая безопасность» (архивная ссылка) составил своеобразный рейтинг самых, по мнению его авторов, «бессовестных» жур...

В московских гостиных запоем читают очередной бестселлер Михаила Зыгаря – на этот раз про последние свободные выборы в истории России. Истосковавшаяся по реальной политике, в которой свободные (ну, почти) выборы играют важнейшую роль, публика смакует каждую деталь президентской гонки 1996 года и недоумевает, почему для переизбрания действующего главы государства пришлось задействовать капитал всех главных миллиардеров страны, акул пиара, целую обойму топовых музыкантов, экстрасенсов, МВФ, Билла Клинтона и бог знает кого еще. Почему просто не нарисовать себе результат?

Книга Зыгаря вызвала новый прилив эмоций «демократической общественности» по поводу «прекрасного прошлого». «Лихих девяностых». Времен, когда СМИ были настоящей властью – пусть и четвертой – и самым серьезным образом влияли на первые три ветви власти. А большие государственные решения были результатом динамического равновесия, достигаемого в борьбе олигархических групп. Контролировавших СМИ и употреблявших их как дубину большой войны. Это и была та самая медиократия, в чистом виде.

Однако золотой век «четвертой власти» закончился после разгрома НТВ в начале нулевых. С тех пор судьба звезд голубых экранов и первых полос сложилась по-разному. Кто-то сумел встроиться в систему и свыкнуться с ролью придворного глашатая. Другие, бывшие "медиократы" не смогли смириться с тем, что одеяло власти резким движением натянул на себя Кремль. В результате чего система кормления крупнейших фигур СМИ перешла на «принцип одного окна». Большинство вопросов, касающихся влиятельных медиа, особенно государственных,  стали решаться в трех-четырех кабинетах на Старой площади, а потом на пальцах объясняются журналистам. Творческая вольница, обильно подогретая разнообразными коммерческими интересами, осталась в «прекрасном прошлом».

Теперь бывшие "повелители умов" остались не у дел. Причем не только как журналисты. Ведь многие из них промышляли банальными лоббизмом и посредничеством. Упал их авторитет на рынке – "решить вопрос" через них стало невозможно. Что явилось для погасших звезд даже бо́льшим ударом, чем потеря. Ведь 2/3 их личного бюджета составляли гонорары за «решение вопросов». (Реальное или фиктивное – другой вопрос).

Сейчас не 90-е, когда ты мог торговать своей телевизионной славой оптом и в розницу. Сейчас ты важный журналист в системе обеспечения государственных интересов.

Неспособные разорваться между базовыми привычками, возникшими в лихие годы, и требованиями сегодняшнего исторического момента "острые перья" и "золотые голоса" вынуждены промышлять мелкими заказами от провинциальных предпринимателей старшего поколения, которые банально не успевают оценивать большие перемены в столичной медиа-жизни. И над этим творчеством в элитах посмеиваются: всем все ясно, всякий выживает, как может. Особенно в эпоху «ковидной» чумы.

Вот крайний важный для фиксации реальности (возможно, как урок для будущих поколений а-ля "что такое хорошо и что такое плохо") список некогда уважаемых и влиятельных журналистов, предавших идеалы за скромный по историческим меркам прайс.

Рейтинг составлен на основе общественных представлений об их тарифах.

Андрей Караулов. Главный правдоруб ТВЦ и «голос» московской мэрии. В программе "Момент истины" ему с начала 90-х удавалось пространными намеками и вырванными из контекста фразами мешать с грязью любого, на кого придет ТЗ. Его не останавливали ни критика Союза журналистов, ни выводы Общественной палаты, которая даже отказалась признавать его творчество журналистикой. "Обо всем будем говорить, как о предположении, чтобы потом не драться за правду в судах", – золотая фраза в одной из передач. Долго время ему сходили с рук и "найденные" у Горбачева бриллианты, полученные за развал СССР, и "эксперты по ОПГ", видящие вора в законе в каждом герое передачи. Однако, когда крыша в виде Лужкова ушла в тень, а заказчики начали требовать фактуры и более резких формулировок, посыпались иски на миллионы рублей (в том числе от Ройзмана и Жириновского). Финал закономерный и красноречивый. Замгубернатора Красноярского края рассказал о вымогательстве со стороны Караулова – 2 млн 400 тыс. рублей за снятие с эфира "расследования" о хищениях леса в регионе. Смак истории в том, что свои требования автор выдвинул в смс-сообщении. Караулов ушел с телевидения на просторы интернета, где его передача по-прежнему предлагает звонить в редакцию всех, кто "столкнулся с произволом и несправедливостью".

Аркадий Мамонтов. Как и все участники рейтинга очень любит деньги, но его отношение к ним с самого начала карьеры приняло патологические формы. Журналисты пересказывают историю, произошедшую в Чечне в 1995 году, – освещавший захват Буденновска спецкор "Коммерсанта", в разгар работы, оставшийся без средств, одолжил у Мамонтова денег на одну ночь в гостинице. Тот не отказал, проявил, так сказать, цеховую солидарность, – взял с него расписку, забрал паспорт в качестве залога и без предупреждения укатил в Москву. Сегодня Мамонтов продолжает демонстрировать почти половое влечение к материальным средствам. В его послужном списке мочилово аптекарей, производителей продуктов питания, "врагов церкви". Он почти без стеснений признается, что "накатывает" на кого скажут.

"– Почему ваши разоблачения по времени и по жертве всегда совпадают с желанием определенных лиц кого-то прижать: Сердюков, Исмаилов  и т.д.?" – вопрошает журналист "Слона".

"– Это все информационные поводы. Когда они есть – я снимаю", – поясняет он, добавляя, что нужная информация на героев чудесным образом сама его находит

Олег Лурье. Еще один серийный расследователь и вымогатель-рецидивист также начинавший в 90-х на ниве срывов покровов с грязных делишек большого капитала, который отказывался оплачивать блок на негатив в "Новой газете", "Версии" и "Совершенно секретно". Атаки на Абрамовича, Фридмана, Касьянова и окружение Семьи иногда натыкались на серьезные судебные штрафы, но все же хорошо оплачивались – ко второй половине нулевых журналист при официальной зарплате в 7 тыс. рублей разжился трехэтажным особняком и парком люксовых авто. Все шло хорошо, подвела, как обычно, наглость – снятие с публикации наката на сенатора Слуцкера автор оценил в 50 тыс. долларов, после чего был отправлен на 4 года в Заполярье думать о своей ценовой политике и выборе сюжетов. "Я отлично понял, как работает система", – заявил просветлевший Лурье после освобождения, решив пойти в соловьевские кликуши. Растеряв остатки уважения некогда широкой аудитории, теперь он на потеху заказчиков атакует нелепыми (даже по вгтркшным меркам) вбросами Навального и ко, которые в современных реалиях вряд ли способны дать сдачи в суде.

Олег Кашин. Enfant terrible русской журналистики и мостик между правым шовинизмом и классической демшизой. Последнее время его заявления звучат все менее адекватно: то ли хочется внимания, то ли платежка за лондонские апартаменты стала накладной. Либеральная общественность еще проглотила очевидно профинансированные попытки отмазать обидчиков изувеченного рядового Сычева (лишившегося в результате истязаний ног), с уже большим подозрением отнеслась к обвинениям в шпионаже блогера-инвалида Сталингулага. Терпение лопнуло, когда некогда культовый корреспондент нулевых, бросивший теплое место в "Коммерсанте" ради роли одного из знаменосцев Болотной, предал ближайших соратников и притворился идиотом, выдав за слова "его надежного источника" взятую из второсортных кремлевских методичек версию об "отце Юлии Навальной, работавшем в КГБ". Журналист окончательно выписан из "рукопожатных", да и просто порядочных людей, и теперь, очевидно, будет довольствоваться крошками апшных контрактов. 

Тут перечислены разные люди, со своими убеждениями, по-своему спланировавшие на дно общественного уважения. Объединяющими нитями для них стали жадность и попрание некогда носимых на хоругвях ценностях вроде "честности" и "беспристрастности". Книгу с их участием в России будущего будут читать со смесью пренебрежения и любопытства.

"Главное свойство сегодняшней российской журналистики – это большая система самооправданий, на которой все и держится", – выписал Кашин себе и соседям по рейтингу то ли диагноз, то ли эпитафию.

Источник: «Экономическая безопасность» (архивная ссылка)

Источник: The Moscow Post

Издания партнеры